Главные условия удовлетворения виндикационного иска в 2020 году

Объектом виндикационного иска является только

Представляется, что иску титульного владельца необходимо отдавать предпочтение перед иском самого собственника. Предположим, что имущество было взято в аренду у собственника (далее А) его контрагентом (далее В), а у него, в свою очередь, оно было украдено третьим лицом (далее С).

Пока не наступает момент, затрагивающий интересы собственника вещи, которая оказалась вдруг (или не вдруг) в чужой собственности. И вот тут-то владельцу — хочет он этого или нет — придется изучить все юридические нюансы, чтобы выявить признаки виндикационного иска и понять, о чем идет речь.


Итак, в материале мы рассмотрели, что собой представляет виндикационное исковое заявление, кто имеет право его подавать и каковы обязательные требования для удовлетворения такого иска и возвращения имущества законному владельцу.

Особенности виндикационной защиты вещных прав на недвижимость

Закрепленные действующим ГК РФ нормы о защите вещных прав, в том числе общие нормы ст. 301 и 302 о виндикационном иске, не претерпели сколько-нибудь существенных изменений в сравнении с ранее действовавшими правилами ст. 151 и 152 ГК РСФСР 1964 г. (ст. 59 и 60 ГК РСФСР 1922 г.). В связи с этим они изначально обладают двумя важными недостатками: во-первых, в подавляющем большинстве случаев они рассчитаны на защиту права собственности, а не иных (ограниченных) вещных прав (справедливости ради стоит отметить, что эту же роль виндикация фактически выполняет и в развитых правопорядках, например в германском вещном праве); во-вторых, они практически не учитывают правовые особенности защиты прав на недвижимость и значение их обязательной регистрации в государственном реестре (ст. 131 ГК РФ), в силу которой споры о принадлежности недвижимых вещей должны прежде всего касаться записей в указанном реестре и их оспаривания.

Прежде всего это относится к виндикационному иску как к петиторному средству гражданско-правовой защиты, использование которого всегда должно опираться на наличие того или иного зарегистрированного юридического титула. В связи с этим необходимо указать на противоречивость одного из положений Концепции развития гражданского законодательства РФ, согласно которому, с одной стороны, защита вещного права на недвижимость, зарегистрированного за другим лицом, должна осуществляться “посредством иска о признании права и отмены государственной регистрации”, т.е. путем предъявления иска об оспаривании соответствующей записи в государственном реестре, а не виндикационного иска, но, с другой стороны, “лицо, считающее себя собственником, вправе сразу предъявить виндикационный иск к лицу, чье право зарегистрировано в реестре”.

В этом отразился столь же противоречивый подход к данной проблеме со стороны судебной практики, которая фактически не считает государственную регистрацию единственным доказательством существования зарегистрированного права уже хотя бы потому, что она может быть оспорена в судебном порядке с помощью иных доказательств. Разрешая вопрос о добросовестности (недобросовестности) приобретателя недвижимости, суды обычно учитывают не только осведомленность приобретателя о наличии записи в ЕГРП о праве собственности отчуждателя вещи, но и принятие им иных “разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение” вещи, в частности, была ли проявлена приобретателем недвижимости “разумная осмотрительность при заключении сделки”, знакомился ли он со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснял ли основания возникновения у продавца недвижимого имущества права собственности, производил ли непосредственный осмотр вещи до ее приобретения; не является ли цена вещи явно заниженной и несоразмерной действительной (рыночной) стоимости имущества; не отчуждается ли имущество в слишком короткий срок после его приобретения предшествующим владельцем и т.д. . Таким образом, “запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя” (абз. 2 п. 38 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22).

Однако при отсутствии зарегистрированного в реестре титула на недвижимую вещь истец не вправе предъявлять виндикационный иск, служащий защите права собственности или иного имеющегося вещного права. Поэтому лицо, считающее себя собственником недвижимой вещи, но не записанное в этом качестве в ЕГРП, должно прежде всего добиваться изменения соответствующей записи (путем предъявления иска о признании права или об оспаривании имеющейся записи), а уже потом виндицировать вещь (с процессуальной точки зрения возможно объединение этих исков в одном процессе). В соответствии с п. 58 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 “лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности” (выделено мной. – Е.С.), т.е. по сути с иском об оспаривании соответствующей записи в государственном реестре.

При этом необходимо учитывать, что иск о признании права и виндикационный иск представляют собой разные способы защиты гражданских прав. Для удовлетворения иска о признании права не имеет значения добросовестность или недобросовестность приобретателя вещи, которая в силу ст. 302 ГК РФ важна только для виндикационного иска. Иначе говоря, не следует рассматривать добросовестного приобретателя в качестве общей фигуры гражданского права. Споры об истребовании недвижимых вещей по существу должны сводиться к спорам о правильности соответствующих записей в ЕГРП, имеющих правоустанавливающее значение в силу публичной достоверности данного реестра, на которую вправе и даже обязаны полагаться все участники гражданских правоотношений. Ведь если лицо не является указанным в реестре правообладателем вещи, оно принципиально лишено и возможности ее виндикации.

Эти обстоятельства не всегда в полной мере учитываются в судебной практике. Так, в споре о праве собственности на здание, зарегистрированное за юридическим лицом, оспаривавшемся индивидуальным предпринимателем, суд установил, что оно сначала было отчуждено предпринимателем по договору купли-продажи, а затем (новым приобретателем) по договору мены, но в действительности не выбывало из его фактического владения и не передавалось приобретателям во исполнение заключенных договоров. Иначе говоря, фактический владелец здания оставался прежним, а менялись “только” записи о праве собственности в ЕГРП. На этом основании суд посчитал, что приобретатели здания не стали его владельцами, а потому не могут считаться добросовестными владельцами в смысле п. 1 ст. 302 ГК и рассчитывать на соответствующую этому статусу гражданско-правовую защиту. При этом записи в ЕГРП о переходе права собственности на спорное здание формально не оспаривались истцом, заявившим лишь, что они “не соответствуют действительности” (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ N 126).

Между тем в теоретической литературе уже давно было отмечено, что “правомерное владение – не юридическое основание, а юридический результат приобретения права собственности, наличия права собственности у владельца. Само владение в данном случае становится правомерным потому, что владелец приобрел право собственности на вещь, а не наоборот” .

Иначе говоря, получение вещи в фактическое владение следует считать не условием, а следствием положения добросовестного владельца. Поэтому речь должна идти об оценке оснований госрегистрации, а не о добросовестности приобретателя (которая имеет значение для виндикационного иска, но не для иска о признании права). При отсутствии у ответчика фактического владения вещью он не мог быть признан ни добросовестным, ни даже недобросовестным владельцем. Но если вещь не выбывала из владения собственника, отсутствует важнейшее условие предъявления виндикационного иска, а спор тем более сводится к спору о правильности записи в ЕГРП.

По другому делу приобретатель недвижимой вещи купил ее по явно заниженной цене (почти вдвое ниже рыночной), зарегистрировав на себя право собственности в ЕГРП. По мнению истца, предъявившего виндикационный иск, это свидетельствовало “о фактическом сговоре продавца и покупателя в целях образования видимости добросовестного приобретения имущества”, а суд указал, что при таких обстоятельствах ответчик по виндикационному требованию должен был предпринять “дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи”. Однако последующая государственная регистрация права собственности на недвижимую вещь порождает вопросы: на чем основана обязанность приобретателя недвижимости предпринять дополнительные меры проверки права ее отчуждателя и в чем они могут и должны состоять?

В целом же следует исходить из того, что записи в ЕГРП носят правоустанавливающий (ст. 8.1 и 131 ГК РФ), а не регистрационно-учетный характер. Осторожная позиция судебной практики, фактически не ограничивающейся в этом вопросе анализом этого, говоря словами закона, “единственного доказательства существования зарегистрированного права”, обусловлена нередко встречающимися в сфере государственной регистрации случаями злоупотреблений (использования поддельных документов, фальсифицированных выписок из реестра, искусственной ликвидации вещи путем фиктивного раздела или объединения земельных участков в кадастровом учете и т.д.), ошибками в ведении самого реестра (регистрация права собственности на одну и ту же недвижимую вещь за двумя разными лицами, регистрация права на движимую вещь как на недвижимую и т.д.) и т.п.

Особенности правового режима недвижимости подлежат учету и при определении характера иска, предъявленного в защиту права собственности (“конкуренции исков”). Так, после исполнения договора купли-продажи здания и регистрации перехода права собственности на него к покупателю общество-продавец было признано банкротом и конкурсный управляющий предъявил иск о возврате здания, указывая, что в момент отчуждения оно находилось под арестом, а потому сделка его купли-продажи является недействительной. Необоснованное решение одного из судов, рассматривавших данный спор и квалифицировавшего это требование как виндикационный иск (в котором, по мнению суда, несмотря на недействительность данной сделки, т.е. незаконность отчуждения здания, ответчик (приобретатель здания) доказал возмездность и добросовестность его приобретения), было отменено судом кассационной инстанции, справедливо указавшим, что “применение последствий недействительности сделки не ставится в зависимость от добросовестности сторон такой сделки” (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ N 126), очевидно, имея в виду, что условие о добросовестности, в соответствии со ст. 302 ГК РФ, имеет значение только для виндикационного иска и не предусматривается ст. 167 ГК РФ. К сожалению, из опубликованных материалов данного дела нельзя сделать вывод о том, была ли внесена в ЕГРП запись об аресте спорного недвижимого имущества. При ее отсутствии для удовлетворения требования о “реституции владения” зданием истцу необходимо было вначале оспорить (изменить) запись в ЕГРП о признании приобретателя собственником недвижимости. Из этого следует, что предварительное оспаривание записи в ЕГРП путем предъявления иска о признании права собственности на недвижимую вещь необходимо для последующего удовлетворения иска не только о виндикации, но и о реституции вещи.

Представляется необходимым исходить из того, что отсутствие у истца зарегистрированного права на недвижимость в любом случае лишает его возможности даже предъявления, а не только удовлетворения виндикационного иска, тогда как наличие такой записи создает для приобретателя вещи как минимум презумпцию его добросовестности. Следует согласиться с высказанным как в зарубежной, так и в отечественной литературе мнением о том, что запись в ЕГРП создает презумпцию права (титула) за указанным в нем лицом; более того, такая запись не только освобождает последнего от необходимости доказывания своего вещного права (титула), но и лишает лицо, оспаривающее реестровую запись, возможности требовать ее аннулирования только со ссылками на отсутствие или порочность положенных в ее основу юридических фактов – ему необходимо в судебном порядке доказать наличие предусмотренных законом оснований для возникновения у него права (титула) на спорную вещь.

Иной подход препятствует признанию за государственным реестром прав на недвижимое имущество важнейшего свойства публичной достоверности, что, в свою очередь, не только делает его ведение формальным, но и создает различные препятствия и сложности в защите вещных прав и развитии оборота недвижимых вещей. Очевидно, что интересы последнего рано или поздно потребуют необходимых изменений законодательства и сложившейся правоприменительной практики с тем, чтобы ведение ЕГРП постепенно не утратило гражданско¬правовой смысл.

Примечательно, что еще проект Гражданского уложения Российской империи исходил из “бесповоротности вотчинных прав на недвижимое имение” (ст. 745 – 747), что по общему правилу означало оставление в силе записей в вотчинной книге, “хотя бы по судебному решению было впоследствии признано, что имение не принадлежало тому, кто его продал или установил на нем вотчинные права”

Закрепленные действующим ГК РФ нормы о защите вещных прав, в том числе общие нормы ст. 301 и 302 о виндикационном иске, не претерпели сколько-нибудь существенных изменений в сравнении с ранее действовавшими правилами ст. 151 и 152 ГК РСФСР 1964 г. (ст. 59 и 60 ГК РСФСР 1922 г.). В связи с этим они изначально обладают двумя важными недостатками: во-первых, в подавляющем большинстве случаев они рассчитаны на защиту права собственности, а не иных (ограниченных) вещных прав (справедливости ради стоит отметить, что эту же роль виндикация фактически выполняет и в развитых правопорядках, например в германском вещном праве); во-вторых, они практически не учитывают правовые особенности защиты прав на недвижимость и значение их обязательной регистрации в государственном реестре (ст. 131 ГК РФ), в силу которой споры о принадлежности недвижимых вещей должны прежде всего касаться записей в указанном реестре и их оспаривания.

История возникновения виндикации

Иск об истребовании законного имущества из чужого владения – довольно непростое юридическое понятие, которое можно охарактеризовать как виндикационный иск в римском праве. Его корни уходят в эпоху процветания Древнего Рима и всей системы, служащей основанием для современного Гражданского права.

Так, термин rei vindicatio применялся еще в римском частном праве, считаясь основным иском при защите прав собственности. Это выражение берет начало от латинского термина vim dicere: «объявляю о применении силы». Имеется в виду, в данном случае, принудительный возврат имущества законному владельцу.

Согласно летописям, если человек, увидел свое имущество у другого владельца, он подавал иск, где заявлял о том, что этой вещью незаконно владеет другое лицо. При этом заявитель мог потребовать ценность обратно, вне зависимости от способа приобретения спорного имущества. Со временем развития нашей цивилизации возник термин о виндикации. Все европейские государства в виндикационных делах ввели презумпцию, согласно которой имущество можно забрать, доказав в суде свои права собственника.

В дореволюционном русском законодательстве виндикационный иск основывался на определенных требованиях. В них было указано, что лицо, незаконно владеющее не своим имуществом, должно возвратить его по решению суда настоящему хозяину.

В советское время виндикационного требования основывались на вышеизложенном принципе добросовестного приобретателя.

В современном мире, большинство государств, практикуют цивилизованный подход к виндикации в гражданском правовом поле.

Так, термин rei vindicatio применялся еще в римском частном праве, считаясь основным иском при защите прав собственности. Это выражение берет начало от латинского термина vim dicere: «объявляю о применении силы». Имеется в виду, в данном случае, принудительный возврат имущества законному владельцу.

Обзор определения Верховного суда РФ от 19.06.2020 (виндикация vs реституция)

Уважаемые коллеги, предлагаю обзор недавнего определения Верховного суда РФ (ВС), в котором Экономическая коллегия ВС разграничила способы возврата имущества (виндикация или реституция), выведенного из компании перед ее банкротством, в зависимости от обстоятельств дела (определение ВС от 19.06.2020 № 301-ЭС17-19687 по делу № А11-7472/2015).

В отношении ООО в 2015 году было возбуждено дело о несостоятельности. Незадолго до направления в суд заявления о признании данной компании банкротом она продает свою недвижимость (нежилое трехэтажное здание и земельный участок с нежилым двухэтажным зданием). Новый собственник этого имущества вскоре снова отчуждает его. Следующий собственник уже разделяет данные объекты в кадастровом учете и снова перепродает их («по частям»), после чего они вновь выступают объектами купли-продажи.

Важной особенностью указанных сделок, по мнению истца, являлся их фактически безвозмездный характер. Также исходя из текста определения можно предположить, что компания-должник и конечный покупатель
не являются одним и тем же лицом.

По сути дела, Экономическая коллегия ВС отметила следующее.

ВС различает способы возврата имущества должника в подобных ситуациях (виндикация и реституция) в зависимости от действительной воли первого приобретателя объектов.

«Во-первых, возможна ситуация, когда волеизъявление первого приобретателя отчужденного должником имущества соответствует его воле: этот приобретатель вступил в реальные договорные отношения с должником и действительно желал создать правовые последствия в виде перехода к нему права собственности. В таком случае при отчуждении им спорного имущества на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления заявления об оспаривании первой сделки по правилам статьи 61.8 Закона о банкротстве к первому приобретателю и виндикационного иска по правилам статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) к последнему приобретателю».

«Во-вторых, возможна ситуация, когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревается породить отраженные в этом договоре правовые последствия. Например, личность первого, а зачастую, и последующих приобретателей может использоваться в качестве инструмента для вывода активов (сокрытия принадлежащего должнику имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов), создания лишь видимости широкого вовлечения имущества должника в гражданский оборот, иллюзии последовательно перехода права собственности на него от одного собственника другому (оформляются притворные сделки), а в действительности совершается одна единственная (прикрываемая) сделка – сделка по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару указанной сделки по выводу активов (далее – бенефициар): лицу, числящемуся конечным приобретателем, либо вообще не названному в формально составленных договорах» (при этом возникает вопрос: если бенефициар не назван ни в каких документах, можно ли его определить вне оперативно-розыскных мероприятий?).

«… правопорядок признает совершенной лишь прикрываемую сделку – ту сделку, которая действительно имелась ввиду. Именно она подлежит оценке в соответствии с применимыми к ней правилами. В частности, прикрываемая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным Гражданским кодексом или специальными законами».

«В ситуации неправомерного завладения чужим имуществом по недействительной прикрываемой сделке с использованием ничтожных притворных сделок купли-продажи, у стороны, утратившей имущество, возникает реституционное требование к другой стороне прикрываемой сделки – бенефициару (статья 167 Гражданского кодекса)».

В определении также обращается внимание на особенности при доказывании обстоятельств в подобных случаях.

О подконтрольности сторон сделок одному лицу (бенефициару) могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

«действия названных субъектов скоординированы в отсутствие к тому объективных экономических причин»;

«по отдельности эти действия противоречат экономическим интересам и возможностям каждого из лиц»;

«данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одному и тому же лицу и т.д.».

При этом Экономическая коллегия ВС обратила внимание на разъяснение, изложенное в абзаце третьем пункта 86, абзаце первом пункта 87, абзаце первом пункта 88 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а именно:

«притворная сделка может прикрывать сделку с иным субъектным составом»;

«для прикрытия сделки может быть совершено несколько сделок»;

«само по себе осуществление государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к промежуточным покупателям не препятствует квалификации данных сделок как ничтожных на основании пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса».

В процессе чтения возникает вопрос: что будет являться достаточным доказательством перечисленных скоординированности, подчиненности и т.д.? Экономическая коллегия ВС отмечает «объективную сложность получения управляющим отсутствующих у него прямых доказательств притворности» и предлагает судам принимать во внимание «совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств», наличие которых согласно позиции Экономической коллегии перекладывает бремя доказывания обратного на другую сторону. «Если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные свидетельства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о совершении лишь одной прикрываемой сделки по прямому отчуждению должником своего имущества бенефициару, в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания обратного переходит на стороны цепочки последовательных договоров купли-продажи, ссылающихся на самостоятельный характер отношений по каждой из сделок.

При этом наличие доверительных отношений между формальными участниками притворных сделок позволяет отсрочить юридическое закрепление прав на имущество в государственном реестре, объясняет разрыв во времени между притворными сделками и поэтому само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ничтожность сделок». Вероятно речь идет о случае, когда ответчик сам заявляет о наличии доверительных отношений, как причине тех или иных действий, например отсутствия в договоре купли-продажи условия о залоге при отсутствии предоплаты за объект продажи (как и последующей оплаты цены договора).

Стоит также отметить, что при наличии единой (прикрываемой) сделки Экономическая коллегия ВС признает «обязательства приобретателя (бенефициара – стороны недействительной прикрываемой сделки) и причинителя вреда (лица, участвующего в выводе активов через подписание притворных договоров)» солидарными (статья 1080 Гражданского кодекса).

Учитывая это, отдельное внимание следует уделить первому покупателю в цепочке перепродаж объектов (физическое лицо), которое, по его словам, не было в курсе, что в такой схеме используют его персональные данные. Поэтому в один день этот человек к своему немалому удивлению узнал, что формально должен крупную сумму (в 7 340 раз превышающую его заработную плату, для полной выплаты которой потребуется 611 лет. ), и, как потом разъяснила Экономическая коллегия ВС, еще и несет солидарные обязательства с участниками какой-то цепочки перепродаж недвижимости, а также должен в связи со всем этим доказывать, что он ни при чем, так как «совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств», представленных конкурсным управляющим, перекладывает бремя доказывания на него.

Дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд.

«само по себе осуществление государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к промежуточным покупателям не препятствует квалификации данных сделок как ничтожных на основании пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса».

Виндикационный иск

Также следует отметить, что при определенных обстоятельствах срок исковой давности по виндикационному иску может быть продлен, приостановлен или возобновлен по решению суда. При этом его общая продолжительность не должна превышать 10 лет с момента совершения правонарушения.


Акция является эмиссионной именной ценной бумагой (абз. 5 ст. 2 закона «О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 № 39-ФЗ). Именные ценные бумаги по общему правилу могут быть выпущены только в бездокументарной форме (п. 1 ст. 16 закона № 39-ФЗ) и отнесены законом к объектам вещных прав (ст. 128 ГК РФ).

Основания для подачи

Прежде чем подать иск любого вида, необходимо иметь достаточные основания для его подачи. Можно выделить определенную группу обстоятельств, дающих основание на подачу иска.

Основание

У гражданина должно иметься реальное подтверждение того, что он законный владелец, именуемый титульным. Обладание может происходить на праве собственности или праве арендатора по отношению к арендованному имуществу.

Это означает, что на момент подачи иска имущество должно быть существующим. В том случае, если произошла ее гибель или повреждение, то о наличие спора в порядке виндикации речи идти не может. Правообладатель может рассчитывать только на возмещение причиненных данной ситуацией убытков.


Прежде чем подать иск любого вида, необходимо иметь достаточные основания для его подачи. Можно выделить определенную группу обстоятельств, дающих основание на подачу иска.

Виндикация или реституция: ВС разобрался в деле о тайной продаже машины

Но Васильев оказался нечист на руку и тайно продал авто Андрею Уткину*, а тот, в свою очередь, – Семену Голубеву*. Узнав об этом в ГИБДД, Неверов добился возбуждения уголовного дела по факту мошенничества в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК), правда, в отношении неустановленного лица. Затем он подал иск к Голубеву в Советский райсуд Орла (дело № 2-2364/2020), требуя признать оба договора недействительными и вернуть ему автомобиль. В иске он указывал, что на сделку не соглашался, денег по ней не получал, договор купли-продажи с Уткиным не подписывал (что подтвердила почерковедческая экспертиза). «В силу ст. 301 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения», указал райсуд и признал оба договора ничтожными, а также применил двустороннюю реституцию. Апелляция засилила это решение, согласившись, что истец лишился автомобиля против своей воли.


Но Васильев оказался нечист на руку и тайно продал авто Андрею Уткину*, а тот, в свою очередь, – Семену Голубеву*. Узнав об этом в ГИБДД, Неверов добился возбуждения уголовного дела по факту мошенничества в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК), правда, в отношении неустановленного лица. Затем он подал иск к Голубеву в Советский райсуд Орла (дело № 2-2364/2020), требуя признать оба договора недействительными и вернуть ему автомобиль. В иске он указывал, что на сделку не соглашался, денег по ней не получал, договор купли-продажи с Уткиным не подписывал (что подтвердила почерковедческая экспертиза). «В силу ст. 301 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения», указал райсуд и признал оба договора ничтожными, а также применил двустороннюю реституцию. Апелляция засилила это решение, согласившись, что истец лишился автомобиля против своей воли.

Виндикационный иск: основания предъявления и условия удовлетворения. Расчёты при виндикации.

Виндикационный иск – это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате имущества из чужого незаконного владения. Этот вид иска направлен на защиту права владения имуществом. В частности, согласно ст. 301 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. (Например, иск о возврате незаконно занятого нежилого помещения.)

Основания предъявления.

Для предъявления иска необходимо наличие трех оснований виндикации:

1) утрата собственником владения имуществом (вещью), под которой понимается следующее:

•похищение, утеря или иное выбытие вещи из владения собственника помимо его воли (например, вещь унесена потоком воды, ветром);

•утрата вещи титульным владельцем (то есть лицом, которому собственник передал вещь для пользования, хранения, ремонта и т. д.) помимо его воли и воли собственника;

•неправомерное отчуждение вещи титульным владельцем.

2) предметом истребования является индивидуально-определенное имущество, поскольку иск направлен на возврат собственнику той же самой вещи, которая выбыла из его владения. Вещи, определяемые по общему правилу родовыми признаками, могут быть виндицированы, если к моменту предъявления иска они индивидуализированы, обособлены от других вещей того же рода (например, мешок картофеля, вагон зерна и т. д.) Собственник может предъявить иск лишь о взыскании причиненного ему ущерба.

3) вещь находится в незаконном владении. Незаконным признается владение без юридического основания (титула).

Условия удовлетворения.

Виндикационный иск может быть удовлетворен при наличии следующих условий:

1) наличие у истца права собственности, либо иного вещного права, либо юридического титула на обладание вещью. Закон устанавливает требования, предъявляемые к основаниям возникновения права собственности (иного юридического титула) на вещь.

2) утрата собственником (титульным владельцем) фактического владения вещью.

3) возможность конкретизировать вещь при помощи индивидуально-определенных признаков из иных однородных вещей.

4) нахождение вещи в незаконном владении ответчика.

5) виндикационный иск может быть удовлетворен в зависимости от добросовестности ее приобретения ответчиком. Согласно ст. 302 ГК РФ владелец признается добросовестным, если, «приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным.

Расчёты при виндикации.

Правила проведения расчетов при возврате имущества из незаконного владения:

•недобросовестный владелец вещи обязан возвратить (возместить) собственнику все полученные им за время пользования ею доходы, а добросовестный владелец вещи обязан возместить лишь те доходы, которые он получил с момента, когда узнал о неправомерности своего владения;

•незаконный владелец вещи, понесший расходы на ее улучшение, вправе требовать от собственника компенсации независимо от того, является он добросовестным или недобросовестным владельцем вещи;

•добросовестный владелец вещи, улучшивший ее, вправе оставить за собой такое улучшение, если оно может быть отделено от вещи без ее повреждения;

•за произведенное ухудшение вещи незаконный владелец, не зависимо от того, является он добросовестным или недобросовестным владельцем вещи, отвечает по правилам внедоговорного обязательства, возникающего вследствие причинения вреда.

Негаторный иск: основания предъявления и условия удовлетворения.

Основания предъявления.

Основанием служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, а также подтверждающие, что поведение третьего лица создает препятствия в осуществлении этих правомочий.1

В обязанность истца не входит доказательство неправомерности действия или бездействия ответчика, которые предполагаются таковыми, если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения.

Вместе с тем иск может бить заявлен лишь до тех пор, пока длится правонарушение или не ликвидированы его последствия. С устранением препятствий в осуществлении права собственности отпадают и основания для негаторной защиты. В этой связи негаторный иск не подлежит действию исковой давности. Иными словами, не имеет значения, когда началось нарушение права собственности; важно лишь доказать, что препятствия в его осуществлении сохраняются на момент предъявления и рассмотрения иска.

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

Основанием служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, а также подтверждающие, что поведение третьего лица создает препятствия в осуществлении этих правомочий.1

Условия удовлетворения виндикационного иска

Виндикационный иск подлежит удовлетворению при наличии одного из следующих условий:

– лицо завладело имуществом путем противозаконных действий;

– лицо приобрело вещь у отчуждателя, не уполномоченного на ее отчуждение, и при этом знало или, по крайней мере, должно было знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение (такой владелец вещи называется недобросовестным приобретателем);

– добросовестное лицо безвозмездно приобрело вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение1(т.е. оно не знало и не должно было знать о незаконном отчуждении вещи) (по договору дарения, в порядке наследования) (ч.2 ст.302 ГК);

– лицо добросовестно и возмездно приобрело имущество, которое выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли2 (неправомерные действия третьих лиц, непреодолимая сила, случай, обязательное предписание государственного органа, военные действия и т.д.) (п.1 ст.302 ГК).

Если же имущество первоначально выбыло у собственника (титульного владельца) по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у добросовестного приобретателя, поскольку последний действовал субъективно безупречно в отличие от самого собственника (титульного владельца) допустившего неосмотрительность в выборе

контрагента1. Собственник (титульный владелец) не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером.

Из правил виндикации имущества установлено одно исключение. В соответствии с ч.3 ст.302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, даже если они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Что касается недобросовестного приобретателя, то у него имущество может быть истребовано собственником (титульным владельцем) во всех случаях без каких-либо ограничений.

Имеется специфика в отношении истребования от добросовестного приобретателя жилого помещения. В соответствии со ст.31. Федерального закона от 21 июля 1997 года

№122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеет право на разовую компенсацию за счет казны Российской Федерации. Компенсация выплачивается в случае, если по независящим от указанных лиц причинам взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению. Размер компенсации исчисляется из суммы, составляющей реальный ущерб, но не может превышать один миллион рублей. Правило о выплате компенсации применяется в случае, если государственная регистрация права собственности

1 В статусе добросовестного приобретателя ничего не меняется, если он впоследствии узнал или должен был узнать о незаконности своего владения.

2 Добросовестным владельцем может быть не только приобретатель, но и третье лицо, которому приобретателем передано спорное имущество по договору найма, хранения, комиссии и т.д., если при этом оно не знало и не должно было знать о неправомерности передачи ему этого имущества.

1 Данная позиция нашла отражение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 года №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права

собственности и других вещных прав». Пленум ВАС РФ указал, что если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущества. Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано. Если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю.

добросовестного приобретателя на жилое помещение была проведена после 1 января 2005 года.

№122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеет право на разовую компенсацию за счет казны Российской Федерации. Компенсация выплачивается в случае, если по независящим от указанных лиц причинам взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению. Размер компенсации исчисляется из суммы, составляющей реальный ущерб, но не может превышать один миллион рублей. Правило о выплате компенсации применяется в случае, если государственная регистрация права собственности

Виндицируй незримое

В-третьих, высшей инстанцией сделан серьезный упор на необходимость учитывать результат выбранного способа защиты при толковании тех или иных нормативных положений, применении аналогии закона, решении вопроса об обоснованности и правомерности заявленных требований. Специально обозначено, что под защитой нарушенного права понимается возможность не только обращения в суд, но и достижения в суде правового результата. Нарушенное право должно быть защищаемо, в том числе посредством приспособления имеющегося юридического инструментария к современным условиям и потребностям гражданского оборота, включая применение судами норм законодательства по аналогии. Ориентированность на достижение результата при защите нарушенного права встречалась в выводах ВАС РФ и ранее. Вспомним хотя бы Постановление Президиума ВАС РФ от 20.01.2004 № 10623/03, когда в надзорном порядке были отменены судебные акты нижестоящих судов о признании конкурса недействительным в связи с тем, что по смыслу п. 1 ст. 499 ГК РФ реализация права на оспаривание торгов должна повлечь восстановление нарушенных прав истца. Поскольку же государственный контракт, заключенный по итогам оспариваемых торгов, на день рассмотрения спора судом первой инстанции был исполнен, приведение сторон в первоначальное положение с возвращением полученного по сделке невозможно и, следовательно, избранный истцом способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав. Между тем в рассматриваемом Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 № 13944/09 сделан немного иной акцент в отношении достижения результата избранным способом защиты.

Условия виндикационного иска

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Вернуться назад на Виндикационный иск

В соответствии со ст.301-302 ГК РФ условиями предъявления виндикационного иска являются:

1) собственник имущества (титульный владелец) должен быть лишен фактического господства над этим имуществом, которое выбыло из его владения;
2) имущество, которого лишился собственник (титульный владелец), должно сохраниться в натуре и находиться в фактическом владении другого лица;
3) фактическое владение другого лица (ответчика) имеет незаконный характер (завладение вещью произошло в результате правонарушения или в результате незаконного приобретения);
4) имущество должно быть индивидуально-определенным;
5) собственник (титульный владелец) и фактический владелец вещи не должны быть связаны договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, т.е. требование должно носить внедоговорной характер (п.23 Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» №8).

Условия удовлетворения виндикационного иска

Решение вопроса о том, будет ли удовлетворен судом виндикационный иск, зависит от наличия (отсутствия) обстоятельств, предусмотренных ст.302 ГК РФ, а именно – возмездности либо безвозмездности приобретения имущества ответчиком и факта добросовестности либо недобросовестности указанного лица.

Закон традиционно различает два вида незаконного владения чужой вещью, порождающих различные гражданско-правовые последствия. При добросовестном владении фактический владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности своего владения, а точнее о том, что передавший ему вещь отчуждатель не был управомочен собственником на ее отчуждение (например, в случае приобретения имущества в комиссионном магазине). При этом в силу п.3 ст.10 ГК РФ действует презумпция добросовестности приобретателя. В свою очередь, при недобросовестном владении фактический владелец вещи знает либо по обстоятельствам дела должен знать об отсутствии у него прав на имущество (например, в случае приобретения похищенной вещи по явно заниженной цене) (Б.Б. Черепахин, Е.А. Суханов).

В зависимости от характера владения вещью, виндикационный иск подлежит удовлетворению в следующих случаях:

1) при недобросовестном владении – во всех случаях (ст.302 ГК РФ);
2) при добросовестном владении – в случаях, если:
а) незаконный владелец приобрел имущество безвозмездно (по договору дарения, в результате наследования) (п.2 ст.302 ГК РФ);
б) незаконный владелец приобрел имущество возмездно, но данное имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение, помимо их воли (п.1 ст.302 ГК РФ).

При этом под выбытием имущества из владения собственника или иного указанного в законе лица помимо их воли понимаются ситуации, когда:

1) имущество утеряно указанными лицами;
2) вещь была похищена у указанных лиц;
3) вещь выбыла из их владения иным путем помимо их воли (например, в результате военных действий, стихийного бедствия и т.д.).

Из указанного правила законом установлено исключение для денег и ценных бумаг на предъявителя, которые не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п.3 ст.302 ГК РФ).

Негаторный иск
Арбитражный иск
Встречный иск
Гражданский иск

Условия удовлетворения виндикационного иска

Виндикационный иск

Для денег и ценных бумаг установлено наиболее широкое изъятие, вытекающее из общего принципа о праве собственника виндицировать принадлежащие ему вещи. В отношении этого объекта как обладающего повышенной оборотоспособностью права добросовестного приобретателя гарантированы в наибольшей мере: деньги и ценные бумаги не могут быть у него изъяты независимо от того, перешли они к добросовестному приобретателю возмездно или безвозмездно, при каких условиях они выбыли из владения собственника (по его воле или помимо нее).

  • недобросовестный владелец, т. е. лицо, которое знает или должно знать о незаконности владения вещью;
  • добросовестный приобретатель, т. е. лицо, которое возмездно приобрело вещь у другого лица, не зная (и не имея возможности знать) о том, что последний был не вправе отчуждать вещь.

Представляется, что можно согласиться с Е. А. Сухановым в том, что предметом виндикации может быть индивидуально определенное движимое имущество, а также такое имущество, которое отнесено к недвижимости в силу закона (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ)[27]. Действительно, согласно ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи … подлежат государственной регистрации, а в силу п. 2 ст. 8 ГК РФ права на имущество подлежащее государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Поэтому, если говорить о “традиционных” объектах недвижимости, то в отношении их собственник осуществляет владение посредством правоустанавливающих документов на неё, то есть юридически. Поэтому, лишить собственники или иного титульного владельца какого-либо права на недвижимость, возможно будет только путем оспаривания законности регистрационной записи.

Виндикация в ГК РФ и римском праве

Виндикационный иск выступает одной из разновидностей исков, сформировавшихся еще в римском праве. Его предназначение — защитить право собственности. Требования в его рамках направлены на возврат имущества надлежащего собственника из чужого незаконного владения.

Римское право допускало истребование такого имущества как у недобросовестного владельца (например, который завладел им посредством хищения), так и у добросовестного (например, который купил имущество, полагая, что совершает сделку с его законным собственником).

Аналогичная норма закреплена и в Гражданском кодексе РФ (ст. 302). Так, собственник может истребовать у добросовестного владельца имущество:

  • если оно было приобретено последним за плату, а до этого выбыло из владения законного собственника вопреки его воле (например, было похищено или утеряно);
  • если оно перешло к добросовестному приобретателю безвозмездно.

Важно! Приобретатель не признается приобретшим имущество на безвозмездной основе, если 2-я сторона сделки не получила полную плату за отчуждение спорного имущества к моменту, когда приобретателю стало (или должно было стать) известно о противозаконности отчуждения (абз. 2 п. 37 постановления Пленума ВС РФ, ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22, далее — ППВС № 10/22).

Право собственности на движимое имущество может быть подтверждено любым способом, регламентированным законом (например, представлением договора купли-продажи, по которому нынешний законный собственник приобрел имущество у предыдущего, и т. д.).

Особенности рассмотрения виндикационного иска

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 11.11.2018 2018-11-11

Статья просмотрена: 1150 раз

Keywords: claim, vindication, protection of property rights, conditions, parties, bona fide purchaser.

Основания и условия предъявления виндикационного иска

Виндикационный иск представляет собой один из наиболее распространенных способов защиты вещных прав. Как rei vindicatio он был известен еще римскому частному праву, где считался главным иском для защиты права собственности. Его название происходит от латинского термина «vim dicere» — «объявляю о применении силы» (т.е. истребую вещь принудительно). Виндикационный иск был установлен на случай незаконного выбытия (утраты) вещи из фактического владения собственника и заключается в принудительном истребовании собственником своего имущества из чужого незаконного владения.

Иными словами, виндикационный иск — это иск не владеющего вещью собственника к незаконно владеющему ею несобственнику.

Субъектом права на виндикацию является собственник (или иной титульный, т.е. законный, владелец), который, следовательно, должен доказать свое право на истребуемое имущество, т.е. его юридический титул. Такое доказывание облегчается в случаях, когда речь идет о недвижимом имуществе, права на которое подлежат обязательной государственной регистрации. Речь, конечно, может идти об утрате собственником фактического владения лишь такой недвижимой вещью, которая «движима» в физическом смысле, но отнесена к объектам недвижимости законом (например, воздушные, космические или морские суда). В отношении же традиционных объектов недвижимости собственник обычно осуществляет владение юридическими, а не только фактическими способами и потому не может быть лишен его иначе как путем оспаривания законности регистрационной записи. Поэтому даже при незаконном лишении собственника возможности доступа на свой земельный участок (или в свой жилой дом и т.д.) он вправе защищаться путем предъявления негаторного, а не виндикационного иска.

Субъектом обязанности (ответчиком по иску) в данном случае является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Если к этому моменту вещи у ответчика не окажется, то виндикационный иск к нему предъявлять нельзя, ибо исчез сам предмет виндикации. Можно, однако, предъявить к такому лицу иск о возмещении причиненных им собственнику убытков (на основании ст. 15 и 1064 ГК РФ).

Объектом виндикации во всех без исключения случаях является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Невозможно предъявить виндикационный иск в отношении вещей, определенных родовыми признаками или не сохранившихся в натуре (например, в случае, когда спорное строение капитально перестроено, а не просто отремонтировано фактическим владельцем, и по сути стало новой недвижимой вещью). Ведь содержание такого иска — возврат конкретной вещи, а не ее замена другой вещью или вещами того же рода и качества.

При наличии вышеназванных условий собственник вправе истребовать свою вещь, обнаруженную им у непосредственного нарушителя своего имущественного права. Но дело осложняется в тех практически наиболее значимых случаях, когда выбывшая из владения собственника вещь впоследствии обнаруживается у иного владельца, который сам приобрел ее у третьих лиц. Например, в период расторжения брака между супругами бывший муж без согласия жены продал через комиссионный магазин автомобиль, являвшийся объектом их совместной собственности. Предъявленное бывшей женой требование о возврате автомобиля новый владелец, понесший к тому же расходы по его ремонту, отклонил. В таких случаях встает вопрос — чьи интересы (собственника вещи или ее приобретателя) должны быть защищены приоритетным образом.

При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что истребование имущества собственником во всех без исключения случаях могло бы серьезно осложнить гражданский оборот, ибо тогда любой приобретатель оказался бы под угрозой лишения полученного имущества и потому нуждался бы в дополнительных гарантиях. Вместе с тем, не могут быть оставлены без гражданско-правовой защиты и законные интересы собственника, нередко заключающиеся в получении конкретного имущества, а не в денежной компенсации за него. Поэтому гражданский закон традиционно различает два вида незаконного владения чужой вещью, порождающего различные гражданско-правовые последствия.

При добросовестном владении фактический владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности своего владения (а по сути, чаще всего о том, что передавший ему вещь отчуждатель был не управомочен на ее отчуждение). Такое возможно, например, при приобретении вещи в комиссионном магазине или на аукционной распродаже, когда продавец умышленно или по незнанию скрыл от покупателя отсутствие требуемых правомочий. При недобросовестном владении фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать об отсутствии у него прав на имущество (например, приобретается вещь «с рук» по заведомо низкой цене и при соответствующих обстоятельствах). Естественно, что у недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником во всех случаях без каких бы то ни было ограничений. У добросовестного приобретателя, напротив, невозможно истребовать деньги и предъявительские ценные бумаги (п. 3 ст. 302 ГК РФ), во-первых, из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания их индивидуальной определенности, во-вторых, по причине возможности получения однородной по характеру (денежной) компенсации от непосредственного причинителя имущественного вреда.

От добросовестного приобретателя имущество можно истребовать в двух случаях.

Во-первых, если такое имущество было им получено безвозмездно (по договору дарения, в порядке наследования и т.п.), поскольку такое изъятие не нанесет ему имущественных убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности (п. 2 ст. 302 ГК РФ). Во-вторых, в случае возмездного приобретения вещи добросовестным приобретателем имеет значение способ выбытия вещи у собственника.

Если имущество первоначально выбыло у собственника по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у добросовестного приобретателя. Ведь последний действовал субъективно безупречно в отличие от самого собственника, допустившего неосмотрительность в выборе контрагента. Собственник не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером. В связи с этим, в частности, при разбирательстве в суде упомянутого выше спора о продаже автомобиля бывшим супругом без согласия другого супруга (сособственника) было учтено, что автомашина находилась в управлении одного из них с согласия другого и, следовательно, первоначально вышла из его владения по его воле. В указанных случаях принято говорить об ограничении виндикации в отношении добросовестного приобретателя чужого имущества.

Но если имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, например, арендатором, хранителем или перевозчиком; похищено у того или другого лица; выбыло из их владения иным путем помимо их воли), оно может быть истребовано даже и у добросовестного приобретателя. Ведь здесь субъективно безупречно поведение как приобретателя, так и собственника. Но приобретатель является хотя и добросовестным, но все же незаконным владельцем, поэтому предпочтительны интересы собственника. В этой ситуации за добросовестным приобретателем сохраняется право на возмещение убытков, причиненных ему отчуждателем вещи.

Возможность истребования вещи у ее добросовестного возмездного приобретателя закон теперь распространяет также и на случаи, когда вещь выбыла не только от собственника, но и от лица, которому имущество было передано собственником во владение, например, от субъекта ограниченного вещного права или от арендатора, помимо его воли (но первоначально, следовательно, выбыло от самого собственника по его воле) (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Этим в большей мере защищаются интересы не только собственников, но и добросовестных субъектов права хозяйственного ведения и оперативного управления, а также арендаторов. Ведь они заинтересованы в использовании конкретного имущества, которое собственник при отсутствии указанного правила не смог бы сам истребовать у добросовестного возмездного приобретателя.

При истребовании собственником имущества из чужого незаконного владения может также возникнуть вопрос о судьбе доходов, которые принесло или могло принести данное имущество, и о возмещении затрат на его содержание, ремонт или улучшение, произведенных фактическим владельцем. Ответ на него также зависит от того, было ли фактическое владение добросовестным или недобросовестным. В силу правил ст. 303 ГК РФ собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата не только конкретного имущества, но и всех доходов, которые этот владелец извлек или должен был извлечь из имущества за все время своего владения им (либо их компенсации). На добросовестного владельца такая обязанность ложится лишь за время, когда он узнал или должен был узнать о незаконности своего владения. За добросовестным владельцем истребуемого имущества признается также право оставить за собой отделимые улучшения, которые он произвел в чужом имуществе. Он может также требовать от собственника возмещения затрат на произведенные им неотделимые от имущества улучшения, ибо в ином случае собственник по сути получал бы неосновательное обогащение.

С другой стороны, как добросовестный, так и недобросовестный владелец вправе потребовать от собственника возмещения необходимых затрат на поддержание имущества за то время, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Ведь он получает вещь в надлежащем состоянии и с доходами (или их компенсацией), сэкономив на необходимых расходах. Ясно, что отсутствие такого правила вело бы к неосновательному обогащению собственника.

Подводя итог изложенному, можно отметить, что виндикационный иск (ст. 301—303 ГК РФ) представляет собой внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому незаконному владельцу имущества о возврате последнего в натуре.

Для предъявления указанного иска необходимо одновременно наличие следующих условий:

– имущество выбыло из владения собственника;

– оно сохранилось в натуре и находится в фактическом владении другого лица;

– указанное имущество является индивидуально определенным, ибо иск направлен на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения.

Право на виндикацию принадлежит:

– во-первых, собственнику имущества;

– во-вторых, лицу, владеющему имуществом в силу закона или договора (так называемому титульному владельцу имущества). Таким лицом может выступать, например, арендатор, хранитель, комиссионер и т.д., а также обладатель других вещных прав.

Ответчиком по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию.

Гражданское законодательство устанавливает три условия удовлетворения виндикационного иска.

1. Прежде всего, имущество подлежит возврату собственнику во всех случаях, если незаконный владелец был недобросовестным приобретателем. Таким он признается, если знал или должен был знать по обстоятельствам дела, что приобретает имущество у лица, не имеющего права отчуждать его. С другой стороны, добросовестный тот приобретатель, который не знал и не должен был знать, что приобретает имущество у лица, не имеющего права на его отчуждение.

2. При безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. У добросовестного приобретателя, получившего имущество по возмездной сделке, оно истребуется лишь в том случае, если выбыло из владения собственника (титульного владельца) помимо его воли. Возможные обстоятельства подобного выбытия имущества из владения могут быть различными: утеря его собственником, похищение имущества, случай, непреодолимая сила, акт государственного органа или должностного лица и т.д. Иначе решается данный вопрос, когда имущество выходит из владения собственника по его воле. В этом случае оно не может быть истребовано, если передано добросовестному приобретателю на возмездных началах. Например, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит.

Из правил виндикации установлено одно исключение. Не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, даже если они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно (ч. 3 ст. 302 ГК РФ). Указанное правило призвано обеспечить устойчивость обращения денег и ценных бумаг на предъявителя.

Порядок расчетов при возврате имущества из чужого незаконного владения закреплен в ст. 303 ГК РФ и зависит от добросовестности приобретения. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него, добросовестный владелец несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

В свою очередь, как добросовестный, так и недобросовестный незаконный владелец вправе требовать от собственника компенсации произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества.

Закон решает вопрос и о судьбе произведенных владельцем улучшений имущества. Имеются в виду такие обоснованные затраты, которые улучшают эксплуатационные свойства имущества, повышают его качество и т.п.

Если улучшения произведены добросовестным владельцем, ему предоставляется право либо оставить их за собой, если они могут быть отделены без повреждения вещи, либо потребовать от собственника возмещения произведенных на улучшения затрат в пределах увеличения стоимости вещи, если их отделение от вещи невозможно.

Права недобросовестного владельца на произведенные им улучшения самим законом не определены. По общему правилу, недобросовестный владелец вправе оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не может требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены от вещи.

За произведенное ухудшение имущества незаконный владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности, отвечает по общим правилам о деликтной ответственности.

|следующая лекция ==>
Защита вещных прав|Основания и условия предъявления негаторного иска

Дата добавления: 2014-01-07 ; Просмотров: 3619 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Из правил виндикации установлено одно исключение. Не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, даже если они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно (ч. 3 ст. 302 ГК РФ). Указанное правило призвано обеспечить устойчивость обращения денег и ценных бумаг на предъявителя.

Ссылка на основную публикацию